А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Королевская серия – 3

OCR: лёля; Spellcheck: lory
«Украденная ночь»: Радуга; Москва; 2007
ISBN 978-5-05-006674-9
Аннотация
Руководствуясь скрытыми мотивами, Майри Монтгомери выходит замуж за принца Брандта. Ее обман раскрывается лишь в первую брачную ночь. Потребует ли Брандт расторжения брака, когда разгадает тайну черноволосой красавицы?
Дэй Леклер
Украденная ночь
ГЛАВА ПЕРВАЯ
Вердония, княжество Авернос
Как все начиналось…
– Нет, Майри, ты этого не сделаешь. Я не допущу, чтобы ты ввязалась в подобную авантюру.
Девушка сняла плащ, под которым у нее было свадебное платье. Несмотря на угрожающую позу Меррика, она не собиралась отступать. Лэндера, ее сводного брата, принадлежащего к королевской семье, за глаза называли львом, но Меррик больше напоминал леопарда, чем царя зверей. Будучи поджарым и грациозным, как этот хищник, он спокойно выжидал, прежде чем наброситься на жертву. К тому же в быстроте и ловкости ему не было равных.
– Слишком поздно, Меррик, я уже в нее ввязалась.
Увидев платье, сестры, мужчина сжал губы.
– Только из-за того, что ты подслушала приватную беседу. – Он понимающе кивнул. – Черт побери, сестренка, я глава королевской службы безопасности. Если бы я застал другого человека за тем, что собираешься сделать ты, то упрятал бы его за решетку. И хуже всего то, что, если кто-то узнает, что ты шпионила, я буду вынужден принять меры. Моя собственная сестра!
– Тебе понадобится моя помощь, – упрямо настаивала она.
Меррик схватил ее за плечи и легонько встряхнул.
– Послушай меня, дорогая, это серьезно. Похищение человека карается лишением свободы.
Холодно посмотрев на брата, Майри призвала на помощь весь свой здравый смысл. Это далось ей нелегко, потому что она находилась под влиянием эмоций.
– Пораскинь мозгами, Меррик. Ты планируешь похитить принцессу Элиссу за несколько минут до церемонии бракосочетания. Но как сделать так, чтобы жених не заметил отсутствия невесты? Правильно, нужно найти кого-нибудь, кто занял бы ее место у алтаря и держал людей в заблуждении, пока вы не скроетесь.
Меррик провел рукой по своим светлым волосам.
– Я-то с Элиссой скроюсь, а вот ты останешься одна во власти фон Фолька. Как ты думаешь, что произойдет, когда он узнает, что женился не на союзнице Элиссе Сазерленд, а на принцессе Майри Монтгомери, сестре своего политического оппонента? Или ты забыла о том, что фон Фольк и Лэндер оба претендуют на трон Вердонии?
Майри пренебрежительно махнула рукой.
– Разумеется, не забыла. Но ты действительно думаешь, что принц Брандт меня арестует и посадит за решетку? Как это будет выглядеть за пять месяцев до королевских выборов?
– Фон Фольк в любом случае не обрадуется подмене, – мрачно ответил Меррик. – Я не сомневаюсь, что он выместит на ком-то свою злобу, и не хочу, чтобы этим кем-то оказалась ты.
– Брандт не обидит меня.
– Ты не можешь быть в этом уверена, – возразил Меррик. – Фон Фольк будет искать способ поквитаться с нами за похищение его невесты, и я не допущу, чтобы основной удар пришелся на тебя. Особенно когда вся ответственность лежит на мне.
– Я тоже этого не допущу.
Майри дрожала от негодования.
– Я все спланировала. Когда в конце церемонии настанет время снимать с лица фату, я притворюсь, что мне стало дурно, и попрошу отвести меня в мою комнату – комнату Элиссы. Оставшись одна, я переоденусь во что-нибудь из ее вещей и уйду.
– Так просто? А ты не подумала, что кто-нибудь может тебя остановить?
Меррик скрестил руки на груди.
– Нельзя быть такой наивной.
Майри подняла бровь.
– Зачем кому-то может понадобиться меня останавливать? Я же всего лишь гость на свадьбе, а не невеста. Из комнаты выйдет Майри Монтгомери, а не Элисса Сазерленд. Прекрати спорить, Меррик. Если тебе не нравится эта идея, ты можешь помочь мне усовершенствовать мой план.
– Нет смысла ничего в нем менять, потому что я не позволю тебе в это ввязаться.
– Позволишь.
Она выложила свой последний козырь.
– Сделаешь так, как я говорю, иначе я расскажу о твоем плане нашему старшему брату.
Возможно, она перегнула палку. От гнева щеки Меррика покрылись красными пятнами.
– Ты впутаешь в это дело Лэндера?
– Запросто.
– В таком случае у него не останется никаких шансов на престол. Он будет соучастником преступления.
Майри взяла руки брата в свои.
– Тогда позволь мне тебе помочь. Если твой план удастся, Лэндер займет трон. Разве ты не этого хочешь?
– Не совсем, – возразил он. – Я всего лишь хочу честных выборов. Но если фон Фольк женится на Элиссе и тем самым получит ее в качестве политического союзника, о честных выборах не может быть и речи.
– Замечательно. Мы оба думаем о будущем Вердонии. Я хочу, чтобы твой план удался, и, как никто другой, смогу тебе в этом помочь. Ну что, договорились?
Майри указала на дверь.
– Мы поменяем невест прямо сейчас или ты хочешь продолжать спорить?
Его глаза приняли оттенок расплавленного золота, и на мгновение Майри показалось, что она проиграла. Но затем Меррик резко кивнул, и она облегченно вздохнула. Она направилась к двери, но брат задержал ее.
– Не так быстро.
Он окинул ее критическим взглядом.
– Что, черт побери, ты сделала со своими волосами?
Майри нервно коснулась распущенных кудрей.
– Твой человек сказал, что Элисса блондинка. Думаю, я правильно сделала, осветлив их.
– Д ты сможешь потом вернуть свой натуральный цвет?
Услышав в его голосе беспокойство, Майри улыбнулась.
– Да, смогу. Тебе темные волосы нравятся больше, чем светлые?
– У тебя да.
Какая ирония судьбы! С тех пор как ее мать вышла замуж за короля Стефана, отца Меррика, Майри хотела выглядеть, как остальные члены семьи Монтгомери. Они все были высокими и атлетичными, с белокурыми волосами и светло-карими глазами. Ее собственные угольно-черные волосы и зеленые глаза, как и то, что она не была принцессой по рождению, заставляли Майри чувствовать себя чужой среди них. Только с Брандтом она не испытывала неловкости.
К ее облегчению, Меррик заговорил раньше, чем она додумала до конца эту мысль.
– Твой план может сработать, – неохотно сказал он. – Я видел Элиссу на фотографиях. Вы с ней примерно одинакового роста и телосложения.
– Это больше всего меня беспокоило.
– А меня беспокоит другое, – отрезал он. – Гостям может показаться странным, что Майри Монтгомери вдруг решила осветлить волосы. Особенно тем, кто увидит тебя выходящей из комнаты Элиссы.
– Почему это должно вызвать подозрения? – Она покачала головой. – Я просто решила сменить имидж. Никому не придет в голову, что я сделала это для того, чтобы подменить невесту у алтаря. А мое пребывание в комнате Элиссы… Бедняжка, наверное, перенервничала и попросила, чтобы ее ненадолго оставили одну. Думаю, ты мог бы сообщить принцу Брандту, что его невеста присоединится к нему чуть позже, когда ей станет лучше.
Меррик угрюмо кивнул.
– Это может сработать.
– И сработает.
– Не задавайся, Майри. Твой план далеко не идеален.
– Я буду импровизировать. Если мне повезет, никто не догадается о подмене. Особенно под вуалью. Ты должен будешь отдать мне вуаль Элиссы. Если на мне будет другая, кто-нибудь обязательно заметит.
– Обещаю, что передам ее тебе.
Его голос стал хриплым.
– Ты потрясающе выглядишь, дорогая. Как бы я хотел, чтобы это была твоя собственная свадьба.
Слова брата глубоко ранили Майри, хотя он даже не подозревал об этом. Молодая женщина вымученно улыбнулась и постаралась сохранить бесстрастный вид.
– Спасибо, но для свадьбы мне понадобился бы жених.
Ужасно, что единственный человек, которого она могла представить в этой роли, больше ею не интересовался. Лицо Меррика приняло странное выражение. Заправив выбившуюся прядь волос ей за ухо, он пожал плечами.
– Тебе только двадцать пять. У тебя впереди еще много времени, чтобы влюбиться. – Посмотрев да часы, он жестом указал на дверь. – Нам пора.
Майри вышла вслед за братом из его дома и забралась на пассажирское сиденье ожидавшего их серебристо-серого седана. Люди Меррика последовали за ними на черном джипе. Они ехали по холмистым дорогам северной части княжества. Девушка нервничала и потому молчала. Впрочем, брат все равно не дал бы ей и рта раскрыть. Он рассказывал о принцессе Элиссе. Через полчаса обе машины свернули на узкую дорогу, по обеим сторонам которой простирался лес, и, проехав по ней полмили, остановились на обочине.
Заглушив мотор, Меррик посмотрел на сестру.
– Послушай меня, Майри. Это должно занять не более двадцати минут.
Он кивнул на циферблат часов на приборной панели.
– Если мы не вернемся к назначенному времени, садись за руль и уезжай отсюда. Гони машину на юг от Аверноса через Олоотию до тех пор, пока не достигнешь Вердона. Не останавливайся по пути. Не пытайся меня искать и никого не зови на помощь. Просто убирайся отсюда. Ты все поняла?
– Да.
Он покачал головой.
– Я серьезно, Майри. Мне нужно твое честное слово. Поклянись, что, если я не вернусь через двадцать минут, ты уедешь отсюда и не будешь ничего предпринимать.
– Клянусь.
Меррик удовлетворенно кивнул. Выбравшись из автомобиля, он дал знак своим людям. Четверо мужчин в черных костюмах, низко надвинув на глаза капюшоны, исчезли в густом лесу.
Майри наклонилась вперед и уставилась на часы. Секундная стрелка медленно обогнула циферблат в первый раз, а ей показалось, что прошел уже целый час.
Через девятнадцать минут Меррик появился из леса. На руках у него была женщина в серебристом платье, которое оказалось очень похожим на платье Майри. Ее длинные светлые кудри покрывала кружевная вуаль. С замиранием сердца Майри отметила, что принцесса Элисса Сазерленд очень хороша собой. Она была немного ниже ее самой, но на этот случай Майри предусмотрительно захватила с собой запасную пару туфель на низких каблуках. Переобувшись, она открыла дверцу машины и пошла навстречу Меррику.
– Пора, – сказал он. – Но ты все еще можешь передумать.
– Не могу, да и не хочу. У меня есть на то особые причины.
Больше она не стала ничего ему объяснять. Узнай Меррик правду, он сейчас же отправил бы ее домой. Услышав голос Майри, Элисса напряглась и попыталась повернуть голову, но Меррик не позволил ей.
– Поторопись, Меррик, – сказала Майри брату. – У нас в распоряжении считанные минуты.
Сорвав вуаль с головы Элиссы, он бросил ее Майри.
– Сможешь сама закрепить?
– Конечно. Наши платья очень похожи.
Посмотрев на принцессу, Майри перешла с английского на вердонский. По словам Меррика, Элисса выросла в Соединенных Штатах и с раннего детства не была на родине. Она прилетела сюда специально для того, чтобы выйти замуж за Брандта и, скорее всего, не говорила по-вердонски.
– Будь с ней поосторожнее, – предупредила Майри Меррика. – Я знаю, что ты неравнодушен к красивым женщинам. Смотри, как бы она не превратила тебя из хищника в плюшевого мишку.
Меррик издал отрывистый смешок.
– Обо мне не беспокойся. Подумай лучше о себе, – произнес он на удивление мягким тоном. – По сравнению с фон Фольком я действительно плюшевый мишка. Иди через лес. Часовня находится примерно в сотне ярдов отсюда. В саду ты найдешь охранника без сознания. Надень вуаль и сядь рядом с ним. Когда он придет в себя, скажи ему, что он внезапно лишился, чувств. Можешь говорить все, что посчитаешь нужным, но не позволяй ему рассказывать кому-либо об этом инциденте.
Майри кивнула и, не сказав ни слова, направилась к лесу. Приподняв юбки, чтобы не порвать и не испачкать, их, она быстро пробиралась сквозь заросли кустарников. Если она появится в указанном месте после того, как очнется охранник, любые ухищрения окажутся бессмысленными, и Меррика поймают, не успеет он проехать и; мили…
Войдя в сад, она обнаружила охранника, распластанного на траве рядом с каменной скамьей. К своему ужасу, она заметила маленький дротик, торчащий из его щей. Содрогнувшись; от отвращения, Майри выдернула его и швырнула в кусты.
Оглядевшись по сторонам, она села на скамью и достала из потайного кармана горсть шпилек. Сделав такую же прическу, как у Элиссы, она аккуратно прикрепила вуаль и опустила ее на лицо. И в этот момент охранник у её ног пошевелился.
– Что…
Майри тут же опустилась рядом с ним на корточки.
– С вами все в порядке? – мягко спросила она, молясь, чтобы ее голос оказался похожим на голос Элиссы.
Ну почему она не попросила Меррика заставить принцессу говорить, чтобы услышать ее акцент и интонацию? Вы споткнулись или упали в обморок. Вы больны? Может, мне следует позвать вашего начальника и сказать, ему, что вам стало плохо?
Щеки мужчины покраснели, глаза наполнились тревогой.
– Не надо, мэм. Со мной все в порядке.
– Думаю, нас ждут внутри. – Майри взяла мужчину под руку и помогла ему подняться, отчего он еще больше покраснел.
– Вы уверены, что вам не нужна помощь? Может, мне следует послать за доктором?
– Пожалуйста – прошептал охранник. – Не говорите никому о том, что произошло. Это может стоить мне места.
– О боже, я и не подумала, – пропела Майри. – Пусть это останется между нами. В конце концов, никто не пострадал. Я здесь, целая и невредимая.
Мужчина с облегчением кивнул.
– Да, ваше высочество. Я благодарен вам за то, что вы не попытались сбежать, когда представилась такая возможность.
Сбежать? Майри сдвинула брови. Почему он предполагал, что Элисса могла сбежать с собственной свадьбы? У нее перехватило дыхание. Слова охранника означали, что принцесса собиралась выйти замуж не по своей воле. Но почему? Что происходит? Неужели Брандт принудил ее к замужеству? Сердце Майри пронзила острая боль. Если так, то для чего ему это понадобилось? Неужели он так хотел стать королем, что остальное не имело значения?
В подобное ей с трудом верилось. Она знала Брандта. Это совсем на него не похоже. Она не могла отождествить мужчину, который пошел бы на такие крайние меры, с тем, кого она знала с семи лет, не говоря уже о Брандте, каким он был месяц назад. На ее глаза навернулись слезы. В того Брандта она без памяти влюбилась.
– Разумеется, я не убежала, – пробормотала она. – В конце концов, куда мне идти?
Они вдвоем прошли в ворота, отделявшие сад от внутреннего дворика часовни. От ворот до входа в часовню вплотную друг к другу стояли охранники. Поднимаясь по лестнице, Майри споткнулась, наступив на подол платья.
Ее спутник поддержал ее.
– Ваше высочество?
– Со мной все в порядке, спасибо, – пробормотала Майри.
Ее тут же окружили подружки невесты в платьях пастельных тонов. Разбившись на пары, они последовали за ней внутрь. Одна из них подошла к Майри, сделала реверанс и вручила букет прекрасных белоснежных лилий. Ей захотелось расплакаться. Это должна была быть ее свадьба.
Почему, Брандт?
Глубоко вдохнув, Майри встала у начала прохода, ведущего к алтарю. В этот момент гигантский орган заиграл первые торжественные ноты свадебного марша. Майри знала, что должна идти вперед, но вместо этого уставилась на высокого широкоплечего мужчину, ждущего ее у алтаря. У него были черные как смоль волосы и черные глаза. Брандт, в отличие от Меррика и Лэндера, не обладал классической красотой. Для этого его черты были слишком суровыми. Но когда он улыбался, выражение его лица полностью менялось.
Именно это он сделал, когда они случайно столкнулись друг с другом на острове Мацоне незадолго до смерти короля Стефана. Он улыбнулся ей, и она тут же в него влюбилась. Майри думала, что он испытывает к ней то же самое, и собиралась подарить ему всю себя, но не успела, потому что ей позвонили из дома и сообщили о смерти отчима. Ей пришлось немедленно возвращаться в Авернос.
К своему огромному стыду, она оставила Брандту записку, в которой призналась ему в любви и нарисовала идиллическую картину их совместного будущего. Какой же идиоткой она была!
Майри бросила сердитый взгляд на мужчину, стоящего у алтаря. Всему виной ее чрезмерная импульсивность – черта характера, которую она никак не могла в себе побороть. Иначе она не стала бы навязываться совершенно незнакомому человеку, видевшему жизнь в серых тонах. Бесчувственному чурбану, который превыше всего ставил свои амбиции. На глаза навернулись слезы, но Майри собрала волю в кулак. Она должна быть сильной, чтобы пережить этот трудный час.
Глубоко вдохнув, она сделала первый шаг по направлению к алтарю, но воспоминания с новой силой нахлынули на нее.
Было уже за полночь, и Майри каким-то образом умудрилась отбиться от компаний друзей, с которыми проводила каникулы на крошечном островке Мацоне в Карибском море. Они пошли на открытие нового клуба, расположенного в нескольких кварталах от их отеля. Только протанцевав несколько часов подряд, Майри обнаружила, что ее друзья куда-то исчезли. Устав от шума, она решила вернуться в отель одна.
Это было большой ошибкой. Поздней ночью в чужом городе ориентироваться оказалось довольно сложно. Она вышла из клуба, уверенная, что знает, куда идти, но, пройдя несколько кварталов, поняла, что заблудилась.
Она брела по улице в туфлях на четырехдюймовых каблуках, молясь о том, чтобы ей на пути попалась, полиция, такси или принц на белом коне – любой, кто 'мог бы указать ей правильное направление, а еще лучше – проводить до отеля.
Но вместо этого девушка услышала звук, от которого у нее по спине побежали мурашки, стук приближающихся шагов. Он отзывался гулким эхом в ночной тишине пустынных улиц, предупреждая об опасности. А затем грубый мужской голос скомандовал:
– Ловите ее!
Не теряя ни секунды, Майри завернула за ближайший угол, сбросила туфли и побежала. Чувство страха парализовало рассудок. Ее сердце стучало так громко, что она больше ничего не слышала. Преследуют ли они ее до сих пор? Или, может, уже догоняют? У нее перехватило дыхание. Она пыталась бороться со страхом, вспоминая приемы самозащиты, которым ее учил Меррик.
Она попыталась сосредоточиться. Локти были самым мощным ее оружием. Если преследователь подойдет к ней слишком близко, она пустит их в ход. Затем вцепится ногтями ему в глаза и ударит кулаком по носу. Но первым делом швырнет ему свой кошелек в надежде, что нападающему нужны от нее лишь деньги. На кредитке осталось всего несколько долларов. К тому же ее потом можно восстановить.
Завернув за следующий угол, Майри врезалась в гору мышц. О боже, пожалуйста, только не это! Отступать было некуда, и она оказалась в ловушке. Отскочив на шаг назад, девушка отбросила назад свои роскошные длинные волосы и нанесла удар, но мужчина его блокировал. То же самое произошло, когда она попыталась ударить его коленом в пах. Каждое ответное движение было уверенным и лаконичным, что свидетельствовало о большом опыте в подобных делах. Осознав, что у нее нет никаких шансов, Майри пришла в ужас. Она открыла рот, чтобы закричать, но с ее губ сорвался лишь тихий стон. Парировав последний удар, мужчина схватил ее за запястья. Она попыталась ослабить его хватку, но это оказалось бесполезно.
– Пожалуйста, – еле слышно пролепетала Майри. – Отпустите меня.
ГЛАВА ВТОРАЯ
– Не бойтесь, – прогремел у нее над головой мужской голос. – Я не причиню вам вреда.
– Тогда отпустите, меня.
Она быстро оглянулась.
– Пожалуйста!
– Перестаньте сопротивляться, и я вас, освобожу.
Этот голос показался ей смутно знакомым, и Майри непременно узнала бы его, не будь она так напугана. У нее за спиной снова послышались шаги, а затем умолкли. Мужчина отпустил ее запястья и, спрятав девушку за своей широкой спиной, повернулся лицом к ее преследователям.
– Не бойтесь, я все улажу, – шепотом произнес мужчина. – Сегодня эта малышка моя, так что убирайтесь подобру-поздорову, – грозно прорычал он.
Майри выглянула из-за его спины и содрогнулась: преследователей было трое. У нее одной не было бы никаких шансов.
– Может, мне лучше убежать? – предложила Майри.
Мужчина покачал головой.
– Они продолжат вас преследовать.
Он обернулся и посмотрел на нее через плечо, и она увидела суровый орлиный профиль и холодный блеск темных глаз. Девушка содрогнулась, осознав, что этот человек опаснее, чем остальные трое, вместе взятые.
Он был таким же высоким, как Лэндер, но телосложением больше напоминал подтянутого, мускулистого Меррика. Под тканью смокинга угадывались очертания крепких упругих мышц. Почему она не заметила этого раньше? Он был в смокинге. Майри сомневалась, что мужчины в такой одежде нападают на заблудившихся женщин. Впервые с тех пор, как её начали преследовать, она немного успокоилась. Но ненадолго.
Что-то быстро обсудив между собой, трое мужчин самодовольно заулыбались и подошли ближе, но ее защитник даже не пошевелился. Он просто стоял и ждал.
– Вы не собираетесь ничего предпринимать? – взволнованно спросила она, подергав его за рукав. – Может, нам лучше убежать?
– Делайте так, как я сказал, и вам не причинят вреда. Держитесь у меня за спиной и не вмешивайтесь.
Он бросил на нее предупреждающий взгляд.
– Не убегайте.
В этот момент в руках у каждого из трех нападавших сверкнуло лезвие. Майри испуганно вскрикнула, но ее защитник никак не отреагировал на это предупреждение. Борьба продолжалась не более десяти секунд. Резкий рубящий удар, пинок, удар кулаком – и все трое нападавших бесформенной грудой распростерлись на тротуаре. Их оружие со звоном разлетелось по сторонам.
Повернувшись, мужчина в смокинге галантно предложил ей руку.
– Откуда вы?
Он вывел ее с темной аллеи на освещенную улицу. Когда он понял, что она была босой, то замедлил шаг, чтобы она не поранилась.
– В каком отеле остановились?
Майри сглотнула и попыталась собраться с мыслями. Теперь, когда самое страшное осталось позади, ее дыхание постепенно восстанавливалось.
– В «Карлтоне», – ответила она, назвав единственный пятизвездочный отель на острове.
Мужчина почтительно склонил голову. Этот жест она видела много раз прежде на королевских торжествах и светских мероприятиях. От этой головы она долго не могла отвести взгляд.
– Я тоже.
В этот момент до нее наконец дошло, почему его голос и манеры показались ей знакомыми.
– Мне знаком этот акцент. Вы из Вердонии!
Они вышли на освещенное место, и ей наконец удалось как следует его разглядеть.
– Брандт, – изумленно произнесла Майри.
От осознания того, что благодаря этому человеку ей удалось избежать катастрофы, у нее закружилась голова. Она всегда считала Брандта рыцарем в сверкающих доспехах, и его сегодняшний поступок стал тому лучшим подтверждением.
– Брандт! Ты меня не узнаешь? Это я, Майри Монтгомери.
Брандт пристально уставился на нее.
– Майри?
– Спасибо тебе.
Она поднялась на цыпочки и расцеловала его в обе щеки, а затем нежно коснулась суровых губ. Майри не была такой искушенной, как его последняя любовница, но знала, что делала. Отстранившись, она широко улыбнулась.
– Огромное тебе спасибо за то, что спас меня.
Он обнял девушку за тонкую талию. На ней ничего не было, кроме короткого шелкового платья. Черт побери, она практически была обнажена. О чем она только думала, разгуливая ночью в таком виде? Кто отпустил, эту милую девушку бродить ночью одну по самым опасным кварталам Мацоне? Вместо того чтобы улыбнуться в ответ, Брандт нахмурился.
– Что ты здесь делаешь, Майри?
– У меня каникулы.
Она взяла его под руку, как бы нечаянно коснувшись грудью его предплечья.
– А ты почему здесь?
Брандт старался не реагировать на неё как на женщину. Это было бы неправильно. Майри практически член семьи, не говоря уже о ее юном возрасте.
– Но что ты делала в этой части города? Тебя могли ограбить… или сделать с тобой что-то более ужасное.
Гнев в его душе соперничал с беспокойством.
– Я заблудилась.
– Где твоя семья? Твои братья? Кто за тобой присматривает?
Вскинув подбородок, Майри посмотрела на него своими удивительными зелеными глазами, в которых отражались все ее чувства. Замешательство. Возмущение. Гнев.
– Я сама по себе, – спокойно ответила она. – Мы так давно не виделись, что ты, наверное, забыл, что я младше тебя всего на семь лет, Брандт. Через несколько месяцев мне исполнится двадцать пять.
Неужели они столько лет не виделись? Окинув взглядом фигуру Майри, Брандт обнаружил, что прежняя угловатая девчонка превратилась в зрелую женщину. Это только распалило его гнев.
– В таком случае ты должна понимать, что тебе не следует бродить ночью одной по городу.
– Я достаточно взрослая и могу сама о себе позаботиться.
– Ты делала это, когда убегала от тех парней? Заботилась о себе?
Освободив руку, Майри присела в реверансе и с сарказмом произнесла:
– Вы всегда умели наводить страх, Ваше высочество.
Она улыбнулась.
– Брандт, перестань вести себя как мои братья.
Брандт поднял бровь. Если он и наводил на нее страх, то она не подавала виду: Он подошел к ней вплотную.
– Что бы ты стала делать, если бы эти трое тебя поймали?
Босая Майри едва доходила ему до плеча. Она запрокинула голову, и водопад шелковистых черных волос заструился по ее спине.
– Я бы выцарапала им глаза. Пиналась бы, звала на помощь.
Она пожала плечами.
– Меррик научил меня приемам самозащиты.
– Да, со мной они сработали просто, замечательно.
Он схватил ее за запястья и заставил посмотреть себе в глаза.
– А у меня ведь даже не было ножа.
При воспоминании о сверкающих лезвиях в руках преследователей Майри передернуло. У нее не было бы никаких шансов, будь они даже безоружны. Впервые за время их встречи она выглядела напуганной.
– Отпусти меня, Брандт.
– Заставь меня. Докажи, что можешь защититься хотя бы от одного человека.
Вместо того чтобы дать ему отпор, Майри подошла к нему, вплотную и прижалась щекой к широкой груди.
– Ты прав, я не смогла бы, – устало произнесла она. – Позволь мне еще раз тебя поблагодарить. Я знаю, что, если бы тебя там не было, все закончилось бы по-другому.
Ее тихий голос поразил его в самое сердце. Отпустив запястья молодой женщины, он запустил пальцы в густые волосы Майри и посмотрел ей в глаза.
– Я бы не допустил, чтобы с тобой что-то случилось. Я бы никогда себе этого не простил.
Его губы вытянулись в тонкую линию.
Майри по-прежнему стояла, прижавшись к нему.
– Ты знаешь, что в детстве я была в тебя влюблена? – спросила она и тут же пожалела о своем вопросе. Проклятая импульсивность! – Это было безумие, правда?
Первый раз за весь вечер Брандт расслабился и улыбнулся.
– А сейчас?
Не в силах устоять перед искушением, он провел пальцем по изгибу ее шеи. Гладкая кремовая кожа оказалась мягкой и нежной на ощупь.
– Ты всегда была безрассудным ребенком, и я не уверен, что с тех пор многое изменилось.
– Возможно, – согласилась Майри, небрежно пожав плечами. – Впрочем, одно изменилось точно.
– И что же?
Она улыбнулась.
– На тот случай, если ты не заметил, я больше не ребенок.
Брандт мрачно окинул взглядом ее фигуру в откровенном платье и пожалел, что не может позволить себе большего. Ему хотелось взять ее на руки и отнести в отель. Снять с нее одежду, покрыть поцелуями роскошное тело и овладеть ею. Зная, что это было бы непростительной ошибкой, он отстранился.
– Ты права, – пробормотал он. – Ты выросла, но позволь мне проводить тебя в отель.
– Хорошо, – ответила Майри, не двигаясь с места.
Наклонив голову набок, она смотрела на него своими ясными глазами, в которых отражалось страстное желание. Инстинкт подсказывал ему овладеть ею здесь и сейчас. Как ему удалось от этого удержаться, он не знал.
Взяв его под руку, она нанесла решающий, удар по его самообладанию.
– Скажи мне, Брандт, – небрежно произнесла она, словно они говорили о погоде, – когда и где будет подходящее время и место? Я хочу закончить начатое.
Воспоминания поблекли, и Брандт заставил себя смотреть на свою невесту, движущуюся к алтарю под звуки органа. Как будто музыка могла заглушить пересуды собравшихся! Только слепой не видел, что эта свадьба была фарсом. Его руки в перчатках непроизвольно сжались в кулаки.
Все вокруг знали правду, и это не доставляло ему особой радости. Равно как и воспоминания о Майри и чудесных неделях, проведенных вместе с ней. Воспоминания… Горько-сладкие мгновения прошлого, которые нельзя пережить вновь.
Принцесса Элисса подошла к алтарю. Согласно традиции, ее лицо и волосы скрывала плотная кружевная вуаль. Все было предусмотрено. Анджела, мать невесты, позаботилась о том, чтобы никто не увидел слез Элиссы. В их искренность все равно бы никто не поверил. Наконец музыка стихла, и церемония началась. В ту минуту, когда принцесса Элисса начала произносить брачную клятву, Брандт мысленно поблагодарил Анджелу за вуаль. Из-за слез или гнева голос Элиссы звучал совершенно непривычно, и он был рад, что не видит выражения ее лица.
Когда подошла его очередь давать клятву, Брандт сделал это без малейших колебаний. Его голос прозвучал спокойно и бесстрастно. При выполнении долга эмоциям нет места. Женясь на Элиссе Сазерленд, Брандт выполнял свой долг перед страной, которую любил больше самого себя, перед ее народом.
То, что Элисса была полной противоположностью его идеала и он никогда бы не женился на ней по своей воле, не имело значения. Он, не раздумывая, сделал ей предложение, когда узнал о махинациях Монтгомери. Они крали средства из казны Вердонии, страны, которую он поклялся защищать. Нельзя допустить, чтобы такие люди заняли место на троне.
Вдруг Брандт с удивлением осознал, что церемония подошла к своему завершению. Священник объявил их мужем и женой и благословил их союз. Его последние слова пугали своей серьезностью.
– С этой минуты и до конца ваших дней вы перед лицом Господа нашего будете мужем и женой.
Он немного помедлил, чтобы до собравшихся дошел глубокий смысл этих слов, а затем обратился к Брандту:
– Ваше высочество, вы можете поцеловать свою невесту.
Брандт потянулся рукой к вуали Элиссы, но она неожиданно отстранилась и прошептала:
– Пожалуйста, не надо. Я неважно себя чувствую. Меня тошнит.
O, личное завершение свадьбы, цинично подумал Брандт. Он тоже не горел желанием целоваться с Элиссой. Ее недомогание сыграло ему на руку. Со спокойной улыбкой он обратился к собравшимся:
– Моей невесте хорошо знакомы традиции нашей страны! Она попросила меня снять с нее вуаль, когда мы останемся наедине, чтобы я был первым, кто увидит ее лицо после церемонии бракосочетания.
В толпе послышались неуверенные смешки. Взяв Элиссу под руку, Брандт повел ее к выходу. Открыв небольшую деревянную дверцу во дворике часовни, он, не дожидаясь сопровождения, прошел в туннель, ведущий во дворец.
– Потерпи еще несколько минут, – сказал он. – Я отведу тебя в твою комнату.
– Спасибо.
Эхо туннеля странным образом смягчило ее отчетливый американский акцент. Брандт невольно вспомнил произношение другой женщины, также родившейся в Америке, которое, однако, сохранило вердонский ритм. Дразнящий. Импульсивный. Наполненный смехом. Этот смех согревал его в те короткие дни, которые он провел на острове Мацоне.
Оказавшись во дворце, Брандт проводил Элиссу в ее комнату, примыкающую к его собственным покоям. Не останови он ее, она исчезла бы за дверью, не сказав ни слова.
– Не трогай меня, – произнесла она, вздрогнув от его прикосновения.
– Я знаю, ты ждешь от меня объяснений.
Словно забыв о своем недомогании, Элисса повернулась к нему лицом.
– Да, жду.
– Я уже говорил, что пока ничего не могу тебе объяснить. Мне очень жаль, Элисса.
Он почти физически ощущал ее разочарование.
– Мне тоже жаль. Должно быть, ты просто очень хочешь стать королем.
Черт побери. Ему следовало понять с самого начала, что он не сможет сохранить в тайне это обстоятельство.
– Кто тебе сказал?
– Никто. Я просто предположила…
– Ты утверждала, что ничего не знаешь о политической ситуации в Вердонии, – перебил ее Брандт. – Ты лгала мне?
Элисса спрятала дрожащие руки в складках платья.
– Я подслушала разговор подружек невесты, – пробормотала она. – Но все равно не понимаю, каким образом наш брак поможет тебе добиться своей цели.
– Видишь ли, все это очень сложно.
– Неужели не было другого выхода?
Брандт не ответил. До сих пор Элисса всегда была мягкой и покладистой. Почти робкой. Единственный раз она возразила ему, когда беспокоилась о безопасности своей матери. Брандт подло воспользовался их незавидным положением, чтобы заставить Элиссу выйти за него замуж. Хотя его мучили угрызения совести, он заставил себя не вспоминать о тех днях. Главное – его долг перед страной.
Должно быть, Элисса поняла, что сболтнула лишнего. Она попятилась назад и прижалась к двери.
– Прости меня. Мне не следовало спрашивать. Я расстроена и плохо себя чувствую.
– Ты заслуживаешь того, чтобы знать правду.
Брандт прошел мимо нее, стараясь не обращать внимания на ее напряженную позу.
– Ступай в свою комнату и отдохни. Я пришлю к тебе твою мать.
– Нет! Пожалуйста, не беспокой ее.
Теперь Брандт был уверен, что что-то не так. Он прищурился.
– С тех пор как ты сюда приехала, ты только и делала, что просила меня о встрече с ней, а теперь, когда она здесь, не хочешь ее видеть?
– Я…Я…
– Элисса? Девочка?
В дальнем конце коридора появилась Анджела и поспешила к ним.
– С тобой все в порядке?
– Да… э-э… мама.
Брандт открыл дверь и пропустил женщин внутрь. Раз уж они обе были здесь, он решил рассказать им о политической ситуации, сложившейся в Вердонии. Подозвав двух охранников, он дал им необходимые указания и только после этого вошел в свою комнату. Его жена и теща стояли рядом друг с другом и тихо беседовали. Анджела выглядела так, словно вот-вот расплачется. Бледная как полотно, она поочередно бросала тревожные взгляды на него и свою дочь. Черт побери. Какая досада!
Когда Брандт приблизился к ним, они обе напряглись. Тогда он протянул руку и начал приподнимать вуаль Элиссы.
– Давай снимем ее. Уверен, без нее тебе будет гораздо удобнее.
ГЛАВА ТРЕТЬЯ
– Нет! – воскликнула Майри.
Она поспешно отстранилась, наступив при этом на подол платья.
– Лучше я останусь в ней.
Брандт прищурился. В отличие от него Анджела сразу поняла, что замуж только что вышла вовсе не Элисса. Слава богу, Брандт не настолько хорошо знал свою невесту. Пока он отдавал распоряжения охранникам, Майри убедила Анджелу в том, что ее дочь в безопасности, и попросила не говорить Брандту о подмене.
– Пожалуйста… Кажется, у меня начинается мигрень.
Майри изо всех сил старалась сымитировать голос Анджелы, надеясь, что он похож на голос ее дочери. Именно так было у самой Майри и ее матери Рейчел, которых часто путали по телефону. Судя по реакции Анджелы, у нее неплохо получалось.
– Когда я переживаю, у меня всегда болит голова. От шума и света мне становится только хуже.
– Мигрень, – подыграла ей Анджела. – Пожалуйста, не заставляйте ее снимать вуаль.
Судя по выражению лица Брандта, он не поверил ни единому их слову, но, к огромному облегчению Майри, не стал настаивать на своем. Пожав плечами, он отошел в сторону, позволив обеим женщинам немного расслабиться.
– Если тебе так будет лучше, можешь не снимать вуаль.
Мягкость, прозвучавшая в его голосе, удивила Майри. Должно быть, он списывал ее нервозность на страх перед первой брачной ночью. Она молилась, чтобы это было так.
– Спасибо. В ней я действительно буду чувствовать себя лучше.
Майри посмотрела на Анджелу в надежде, что та подскажет ей, как вести себя дальше, но та была в полной растерянности. Тогда девушка решила взяла инициативу в свои руки и обратилась к Брандту с вежливой просьбой.
– Пожалуйста, Брандт, объясни мне, что происходит. Ты обещал.
Она подошла к Анджеле и взяла ее дрожащую руку в свою.
– Почему ты заставил меня стать твоей женой?
Сложив руки на груди, он пристально посмотрел на обеих женщин.
– Для того, чтобы все прояснить, мне понадобится помощь твоей матери.
Майри посмотрела на Анджелу, и ей показалось, что та сейчас упадет в обморок.
– Какое отношение имеет ко всему этому моя мать?
– Она должна была рассказать тебе правду о твоем происхождении.
Он обратился к пожилой женщине:
– Вы ведь этого не сделали, не так ли?
Покачав головой, Анджела тяжело вздохнула.
– Она ничего не знает.
– Тогда я сам обо всем ей расскажу, хорошо?
Не получив отрицательного ответа, он продолжил:
– Элисса, ты родилась здесь, в Вердонии, и приходишься дочерью принцу Федерику, который умер несколько лет назад, а также являешься единокровной сестрой его сына Эрика; Когда тебе исполнился год, Анджела развелась с твоим отцом и уехала вместе с тобой из страны.
Майри решила, что на ее месте Элисса была бы удивлена.
– Это правда? – взволнованно спросила она у своей «матери».
– Да.
Анджела сжала руку «дочери».
– Прости, что не сказала тебе об этом раньше.
– Почему? Почему ты столько лет молчала?
Анджела закусила нижнюю тубу.
– Я просто хотела начать новую жизнь и навсегда забыть о прошлом.
Она с укором посмотрела на Брандта.
– Но, похоже, у меня ничего не вышло.
– Именно, – согласилась Майри. – И это наводит меня на следующий вопрос. Какое отношение имеет мое происхождение к нашему браку?
Брандт нахмурился, словно не знал, что сказать дальше.
– Ты знаешь, как осуществляется управление Вердонией?
Немного помедлив, Майри снова посмотрела на Анджелу.
– Об этом я ей тоже не рассказывала, – ответила та.
Брандт кивнул, словно данное обстоятельство его нисколько не удивило. Затем он подошел к письменному столу и, взяв ручку и листок бумаги, нарисовал очертания своей страны.
– Вердония поделена на три княжества, каждым из которых управляют его собственные принц и принцесса. Северное княжество, Авернос, мое, центральным, Селестией, недавно правил твой брат Эрик, а южным, Вердоном, правит Лэндер Монтгомери. В отличие от многих стран с монархическим строем, мы выбираем своих королей из представителей трех королевских родов путем народного голосования, а не передаем титул монарха, по наследству. До недавних пор нами правил король Стефан, но полтора месяца назад он умер, и теперь жителям Вердонии предстоит выбирать его последователя из старших принцев и принцесс каждого княжества.
– Ты принадлежишь к их числу? – Майри уже знала ответ, но этот вопрос показался ей закономерным.
– Да.
– А я?
Брандт покачал головой.
– При обычных обстоятельствах твой брат Эрик тоже мог бы выставить свою кандидатуру, но сразу же после смерти короля Стефана он отрекся от престола. Хотя ты вправе в любом возрасте управлять своим княжеством Селестией, ты не можешь быть избрана королевой всей Вердонии, потому что на момент выборов тебе еще не исполнится двадцати пяти лет.
Майри слышала об отречении Эрика, но не знала его причины. Она обязательно спросит об этом брата, когда выберется отсюда.
– Но я все же не понимаю, зачем тебе понадобилось на мне жениться.
– Поскольку ни ты, ни Эрик не можете быть избраны, корона достанется либо мне, либо Лэндеру Монтгомери.
Выражение его лица было бесстрастным, темные глаза – непроницаемыми.
– Позволь тебе напомнить, что речь идет о народном голосовании. Каждый житель Вердонии будет голосовать за принца или принцессу из своего княжества. Это означает, что Вердон будет поддерживать Лэндера, а Авернос меня. Если брать в расчет только наше с ним соперничество, Монтгомери победит, потому что численность населения в Вердоне больше. Но нельзя забывать о жителях Селестии.
Даже ребенок понял бы, куда он клонит.
– Таким образом, за кого проголосует Селестия, тот и будет править страной. – Брандт скомкал карту. – Поскольку мы поженились, резонно предположить, что Селестия останется преданной своей принцессе и проголосует за ее мужа. Таким образом, голоса жителей Селестии и Аверноса принесут мне победу.
На глаза Майри навернулись слезы. До недавнего времени она была уверена, что за его решением жениться на Элиссе скрывается нечто большее, нежели банальная алчность. Как могла она так ошибиться в человеке, которого любила?
– Значит, женщина, которую я подслушала, была права, – медленно произнесла она. – Ты женился на мне только для того, чтобы стать королем.
Брандт не стал отрицать очевидное.
1 2 3 4 5


А-П

П-Я