А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 



Аннотация
Накопив около десяти долларов, Хатч, сын Кэссиди Лониган, обратился в брачную фирму, чтобы там ей подыскали хорошего мужа, который мог бы стать ему отцом.
Смог ли он осуществить этот план?
Дэй Леклер
Приму твою любовь
ПРОЛОГ
— Занятия окончены, — объявила учительница. — Желаю всем хорошо провести весенние каникулы. Хатч Лониган! С тобой мне надо поговорить.
О-хо-хо. По тону можно было понять, что она очень недовольна. Семиклассники гурьбой высыпали на улицу, бросая на Хатча насмешливые взгляды. Они всегда так на него смотрели. Еще бы: десятилетний парнишка стремится встать с ними на одну ступеньку. Ясно, что он не заслуживает ничего, кроме открытой неприязни и подозрительности.
Хатч аккуратно собрал книги в стопку, поднялся со стула и подошел к миссис Рун.
— Да, мэм?
Учительница перебирала бумаги. Она нервничает, подумал он. Это хорошо. Это может ему помочь. Он снял очки и пристально посмотрел на нее. Он считал, что такой взгляд выбивает людей из колеи.
— Надеюсь, ничего не случилось? — спокойно спросил он.
Учительница указала на только что отпечатанную кипу бумаги.
— Я хочу поговорить о предложенном тобой научном эксперименте.
— Да? — Этого он и боялся.
— Ты должен признать, что он слишком необычен.
В этом нет ничего плохого, подумал он, молча ожидая продолжения.
Миссис Рун просмотрела несколько листов с таким видом, словно они были написаны на незнакомом ей языке.
— Думаю, тебе лучше выбрать иной предмет для изучения. — Нет.
— Хатч… — Голос у нее смягчился.
— Нет, — повторил он.
— Я понимаю, почему ты хочешь провести это исследование. Но тема неприемлема. Разве ты не понимаешь?
— Я хочу логически решить проблему, которую пока никто решить не смог.
— Ты имеешь в виду свою мать?
— Она не обладает логическим мышлением, даже не видит проблемы. Поэтому не может найти решение. Эксперимент поможет ей.
— Прости, Хатч, но я не могу подписать твой проект. По крайней мере, без ее разрешения. Он сжал руки в кулаки.
— Нет! Если она будет в курсе, результат получится неточным.
Миссис Рун вздохнула.
— Если ты не получишь письменного разрешения твоей матери, выбирай другой проект. Даже при ее согласии я не уверена, что дам разрешение. Это слишком. — Она беспомощно развела руками. — Ты же умный мальчик. У тебя добрые намерения, но ты сам должен понять, что подобное недопустимо.
Она снова приняла снисходительный вид. Он упрямо сжал губы и тихо спросил:
— Это ваше последнее слово?
— Да, Хатч. У тебя есть две недели каникул, чтобы выбрать другую тему.
— А если я откажусь?
— Тогда я поговорю об этом с твоей матерью.
— Вы понимаете, что не оставляете мне никакого выбора?
— Извини.
— Вы меня тоже извините, — прошептал он. — Мне было очень приятно работать с вами, миссис Рун.
Он забрал очки и вернулся к своей парте. Там он уставился на стопку книг и задумался.
Миссис Рун не передумает, да к тому же может еще и рассказать обо всем матери. Это большой риск. Нужно искать другое решение. Проблема представлялась ему огромным деревом с множеством переплетающихся ветвей. Каждая ветвь означала то или иное решение в зависимости от обстоятельств. Выбор нужного занял не более минуты.
У него на губах заиграла улыбка. Веточка была совсем тоненькой, почти без листвы. Карабкаться по ней было опасно. Но конечный результат… Он перевешивал любой риск.
Обернувшись, он снова взглянул на учительницу.
— Спасибо, миссис Рун. Я справлюсь. — Он закинул на плечо пустой ранец.
— Я рада, Хатч, — ответила она, с облегчением улыбнувшись. — Разве ты не заберешь книги домой?
— В этом нет нужды.
Она нервно усмехнулась. Он всегда заставлял людей нервничать, сам не понимая, почему. Интеллектуальное превосходство вызывает у взрослых нервную реакцию. Особенно, если их превосходит ребенок.
— Я с тобой не согласна, — возразила она, — Если, конечно, ты их выучил наизусть.
— Почти полностью, — подтвердил он. — До свидания, миссис Рун. — Его мозг был уже полностью поглощен задачей, выполнению которой он собирался посвятить следующие шестнадцать дней. Дело было нелегким, но он любил трудные задачи. Он плотно затворил за собой дверь.
Найти для своей мамы хорошего мужа — вот это задача, так задача!
Глава 1
План эксперимента:
1. Составить анкету с мамиными данными для поиска идеального мужчины.
2. Заключить контракт на обслуживание.
3. Получить список кандидатов.
Хатч стоял на тротуаре перед желтым домиком и разглядывал его. Вот оно — брачное агентство «Золотая роза». Смешно выглядел почтовый ящик, разрисованный розочками. Маме наверняка понравилось бы. Он же ненавидел подобные штучки. Хатч чувствовал себя здесь неловко, почти так же, как в школе, когда поступил в седьмой класс, а все пялились на него, как на клоуна.
Хатч распахнул калитку и поднялся по ступенькам.
Глубоко вздохнув, он толкнул дверь и вошел.
К его удивлению, обстановка походила не на офис, а на жилой дом. Сильный цветочный аромат заставил его зашмыгать носом и сморщиться. На журнальном столике стоял огромный букет.
Как только сами они терпят? Он огляделся и заметил секретарскую стойку, отделявшую приемную от холла. Это его обрадовало: раз есть секретарь значит, это бизнес.
Он огляделся и направился к табличке: «Прием посетителей». За стойкой сидела пожилая дама и хмуро смотрела на экран компьютера. За ней стояли мужчина и женщина и перешептывались. Мужчина держал камеру, женщина листала блокнот. Они едва взглянули на него. Это хорошо. Обычно люди так и реагировали на него.
Он полез в карман и вытащил горсть смятых бумажек и мелочи. Все эти деньги он выложил на стойку. Всего было девять долларов и восемьдесят четыре цента. Таковы были все его сбережения. Ему пришлось немало постараться, чтобы скопить даже это.
— Сколько данных я смогу купить на это? — спросил он громко.
Теперь уже все обратили на него внимание. Мужчина и женщина перестали шептаться и глядели на него с интересом. Секретарша оторвалась от компьютера и тоже посмотрела на него. У нес были такие же голубые глаза, как и у него самого, они пристально смотрели из-под седоватых бровей:
— Хочешь познакомиться с девочкой, сынок? Он покраснел и смутился. Он не любил, когда люди подтрунивали над ним. Этого ему и в школе хватало.
— Я пришел к вам из-за своей мамы. Ей нужен мужчина, и я хочу для нее получить лучшее, что у вас есть.
Взгляд женщины изменился. Комнату ярко осветила фотовспышка.
— А ты уверен? — недоверчиво проговорила она. Он достал газету с объявлением и положил рядом с деньгами. Посередине красовался логотип агентства «Золотая роза» — цветок, такой же, как и те, что украшали приемную. Это придало ему уверенности. Хороший знак. Он даже смирился с сильным запахом цветов.
— Пожалуйста. Специальный праздничный выпуск Сан-Антонио, — убедительно добавил он.
— А твоя мама знает, что ты здесь? — спросила его женщина с блокнотом.
— Нет. Это подарок ей на день рождения. Это будет сюрпризом для нес.
Секретарша задумчиво склонила голову.
— Не сомневаюсь, что это будет для нее сюрпризом. — Она внимательно вглядывалась в него, как бы изучая. Он выдержал ее взгляд. Секретарша удовлетворенно улыбнулась. Обернувшись, она позвала:
— Тай! Ты не поможешь мне? Через минуту дверной проем заслонила крепкая фигура здоровенного, рослого парня.
— Что случилось? — спросил он низким раскатистым голосом.
— Это мой внук, — пояснила пожилая дама. — Он позаботится о тебе и твоей мамочке.
Хатчу потребовалась вся его выдержка, чтобы тут же не броситься наутек. Он вовсе не этого хотел!
— Будь добр, окажи мне услугу, — продолжила леди, обращаясь к Таю, — Мария и Ванда обедают, а я очень занята. Не мог бы ты помочь этому молодому человеку, который пришел к нам по рекламе в праздничном выпуске Сан-Антонио-Снова начинается? — верзила перевел взгляд на Хатча.
— Помоги ему заполнить анкету для мамы. — Снова сверкнула фотовспышка. — Пожалуйста.
— Уилли…
— Это же совсем нетрудно, Тай. — Она положила формуляр на стойку. — Можешь воспользоваться моим кабинетом. Пусть он аккуратно ответит на все вопросы. А когда все будет готово, заложи данные в компьютер и посмотри, кто подходит его маме.
— Мне нужен хороший человек, — вставил Хатч. — Выберите мне самого лучшего из всех, кто у вас есть.
— Я сама за этим прослежу, — засмеялась Уилли. — Иди с Таем, он поможет тебе заполнить формуляр.
Хатч бросил долгий тоскливый взгляд на дверь, ведущую к свободе. Настала минута выбора: бросить все и отправиться домой или пуститься покорять неизведанное. Он размышлял долю секунды, которая показалась ему бесконечно долгой. Затем, решительно поправив очки, кивнул верзиле:
— Пошли.
Тай забрал формуляр. Хатч еще никогда не видел такой огромной ладони и таких огромных ног. Не говоря ни слова, мужчина двинулся по коридору. Хатч покорно побрел следом.
Открыв дверь, Человек-гора положил анкету на стол, за которым стояли два кресла, и предложил Хатчу сесть.
Половину стола занимал компьютер. Хатчу это понравилось. Он занял ближайшее к двери кресло и исподлобья посмотрел на сидевшего перед ним мужчину. В комнате повисла тишина.
— Почему вы не хотели помочь мне? — спросил Хатч.
— Я здесь не работаю. Я — один из компаньонов.
— Да? — Хатч не ожидал такого ответа. — Тогда почему пожилая дама…
— Ее зовут Уилли Эден. Она — владелица.
— Почему мисс Уилли попросила вас помочь мне?
— Она объяснила: я — ее внук. Я регулярно проверяю бухгалтерию, чтобы убедиться, что дела идут нормально. Сегодня — день проверки.
— И вам лень делать еще что-нибудь?
— Именно. — Мужчина широко улыбнулся.
— А зачем те люди меня фотографировали?
— Это репортеры из газеты. Они собираются напечатать статью об агентстве. Наверно, посчитали тебя фотогеничным.
Хатч не смог скрыть тревогу.
— Так мою фотографию опубликуют в газете? Но этого нельзя делать! Я ведь готовлю сюрприз.
— Я об этом позабочусь.
К своему собственному удивлению, Хатч тут же ему поверил. Этот парень выглядел солидным и надежным. Заслуживающим доверия.
— Так что мы будем делать теперь?
— Заполним заявку, как сказала Уилли. — Он нахмурился, глядя на формуляр. — Ты ответишь на вопросы. Будет не совсем просто. Многие вопросы очень личные.
— Без проблем. Я хорошо знаю свою маму. Я знаю, чего она хочет. — Мужчина пристально посмотрел на Хатча. Взгляд его светло-зеленых глаз был острым и проницательным, такого трудно будет одурачить. Придется играть в открытую. — Честно говоря, я не буду возражать, если в анкету будут занесены и мои пожелания. Мне ведь придется с ним жить так же, как и маме.
— Непростая задача. — Человек-гора продолжал изучать его. Как долго он намерен пялиться? Хатч занервничал.
— Я не буду слишком думать о себе, если вы этого боитесь. Постараюсь не думать.
К его облегчению, взгляд зеленоватых глаз смягчился.
— Как тебя зовут, мальчик?
— Хатч Лониган, мне десять лет.
— Тай Меррик. Мне — тридцать один. Теперь, когда мы знаем друг о друге достаточно, перейдем к делу. — Он приготовил карандаш. — Как зовут твою маму?
— Кэссиди Лониган.
— Адрес и телефон. Хатч назвал.
— Вы собираетесь позвонить ей?
— Это решит Уилли. — Мужчина снова улыбнулся. — Напоминаю, я только заполняю формуляр.
— Да, я помню.
— Сколько твоей маме лет?
— Она уже старая. Именно поэтому мы должны торопиться.
— Надеюсь, она говорила тебе, сколько ей лет? — Улыбка стала шире.
— Завтра ей исполнится двадцать девять. Значит, у нее осталось не так много времени. У нее уже появились первые морщинки. — Он показал на уголки глаз. — А скоро она и вовсе сморщится.
— Потому ты гонишь во весь опор?
— Но не пишите этого, — спохватился Хатч. — Если они прочитают про все эти нехорошие вещи, то не захотят с ней встречаться. Напишите лучше, что она любит романтические истории. Фильмы, зажженные свечи и все такое.
Тай уткнулся в формуляр.
— Молодец, малыш, я сделаю заметку. — У него в голосе зазвучали странные нотки. Через мгновение он поднял голову и принял прежний непроницаемый вид. — Вес и рост — это ты знаешь?
— Она не толстая. Я считаю, что она в самый раз. И высокая для девушки. Выше меня, — тихо добавил он.
— Не переживай, парень. Мальчики растут медленнее девочек. Ты еще возьмешь свое через год или два.
— Я знаю. Тут все дело в генах. — Он вытянул шею, стараясь казаться повыше, затем торопливо принял прежнюю позу. Но от внимания Тая это не ускользнуло. — Либо высокий рост заложен у меня в генах, либо нет. Так как гены роста являются доминантными, то шансов вырасти у меня достаточно.
— Так, значит, беспокоиться не о чем? — последовал серьезный вопрос. — Цвет глаз и волос?
— Коричневый и серый.
— Надо понимать, что она — шатенка с серыми глазами?
Хатч чуть было не рассмеялся. Он даже хихикнул.
— Ага.
— Уже лучше. — Тай тоже улыбнулся в ответ.
— Хотите посмотреть фото?
— Конечно.
Хатч вытащил фотографию из кармана и протянул се через стол, наблюдая за реакцией Человека-горы. Реакция оказалась такой же, как сам Хатч среагировал бы на большую порцию мороженого. Хотя, конечно, его мама во сто раз лучше любого мороженого. Даже ребята в школе признавали это. Если бы состоялся конкурс на самую красивую маму, он наверняка бы выиграл.
Не говоря ни слова. Тай вернул фото и снова взялся за заявку.
— Профессия?
— Думаю, что на этой неделе она — официантка, нахмурился Хатч.
— На этой неделе?
— Она берется за все, что подвернется, понимаете? Она работает с утра до ночи. Если бы муж или хоть кто угодно ей помогал, такого бы не было!
Тай поднял и показал ему руку — огромную натруженную руку с длинными пальцами. Такую же, как и у мамы, только больше. Сознание, что и другие не сидят без дела, быстро успокоило Хатча.
— Полегче, вояка! Мы с тобой заполняем анкету и никого не обсуждаем. Так? Хатч кивнул.
— Что еще вы хотите знать?
— Семейное положение. Дети. Вид жилья. Хатч глубоко вздохнул.
— Мы снимаем квартиру. Она одинокая. Лонни это мой папа — удрал пять лет назад. — Он передернул плечами. — Я хотел сказать, развелся. Это даже в газетах было. Что до детей… Это я. Тот парень может не тревожиться, что попадет в окружение мелюзги. Нас всего двое, и я не причиню ему беспокойства.
Тай опустил глаза.
— Уверен, что не причинишь. — Бедный парень. Называет отца по имени. Понимает ли он, насколько безнадежна вся эта затея? Вряд ли.
— Ну, какой следующий вопрос? — прервал молчание Хатч.
Тай перевернул страницу.
— Каков ее идеал мужчины? Есть идеи?
— Ковбой или фермер с ранчо.
— Ты прикалываешься?
— Да нет. Это единственные, кого у нее еще не было.
— Еще не было? — 0-хо-хо.
— Ну да. Мы столько раз меняли окружение. Тай задумался. Его обеспокоило это «окружение». Интересно, Хатч понимает, что говорит? Получается, что его мамочка меняет мужиков одного за другим в поисках идеального партнера. Тай поджал губы. Такая возможность обеспокоила его. Особенно после того, как он увидел открытую радостную улыбку Кэссиди Лониган и ее чувственные серые глаза.
— Вы часто переезжаете?
— Да. Раньше мы путешествовали вместе с Лонни. Теперь мама старается найти для нас подходящий дом.
— Чтобы жить в нем с идеальным мужчиной?
— Нет, пока она его не нашла. Вот почему я решил помочь. У нее самой ничего не получается.
— А здесь, ты считаешь, получится?
— Вы же используете компьютер, правда? — Тай подтвердил, и Хатч удовлетворенно кивнул. — Тогда это сработает. Что еще вам нужно знать? Тай пробежал глазами заявку и спросил:
— Что она не любит?
— Эйприл Май.
— Извини?
— Это девчонка, с которой удрал наш папаша. Лонни дождался, пока она окончит школу, а потом слинял с ней, чем сильно огорчил маму. Думаю, не следует повторять, что она тогда говорила.
— Представляю.
— Все. Мы закончили?
— Не совсем. — Тай задумчиво потер щеку. Ему бы не хотелось задавать следующих вопросов, они были слишком интимные. Но без них нельзя. — Теперь мы перейдем к трудной части.
Хатч даже подскочил на стуле.
— Вы шутите! Вы хотите сказать, что все предыдущие были легкие?
— Боюсь, что так. — Тай дружелюбно улыбнулся. — Следующие будут более личные.
— Более личные? Что еще вам нужно знать? Вы имеете в виду… — Лицо Хатча выражало испуг. — Ни за что! Это отвратительно! Моя мама совсем не такая!
Тай постарался скрыть улыбку. Размышляя, как разрядить ситуацию, он шаг за шагом набрел на нужное решение. Теперь нужно будет убедить в этом Хатча. Он умный мальчик. Он поймет.
— Знаешь… нам будет проще, если твоя мама сама ответит на вопросы. Не мог бы ты привести ее сюда в ее день рождения? Тогда ответы будут более точными…
— Нет! Она ни за что не придет сюда… — отчаянно выпалил Хатч.
Теперь Таю стало уже совсем смешно.
— Так. Давай остановимся на этом поподробнее. Ты уверен, что она не будет против, когда узнает, что ты задумал? — Его бабуля вечно ищет проблемы на свою голову, и она их получит. Он оперся о стол и резко отодвинул в сторону вазу с одинокой розочкой. — Послушай, малыш! Если она этого не хочет, зачем навязывать?
Мальчик вздернул подбородок, подался вперед и вздохнул.
— Может, она этого и не хочет, — заявил Хатч, но она это сделает.
— Не уверен, что ей это понравится, — сухо ответил Тай. — Погляди в лицо фактам, малыш. Если ты не ответишь на вопросы, я не смогу многого уяснить. Либо она отвечает, либо ты. Как поступим?
Хатч скривился, как от хины.
— Послушайте, все это очень плохо. Какие там остальные вопросы? Тай глянул в анкету.
— Сильные стороны, слабости, общие интересы и увлечения. Тип личности. Цели и амбиции. А затем ей предлагается описать себя. — Таю показалось, что мальчик перестал дышать.
— Итак… — Хатч сделал глубокий вдох и задышал часто. — У вашего телефона есть кнопки отключения звука?
— Есть, — подтвердил Тай.
— А громкой связи?
— Тоже есть.
— Отлично. Могу я им воспользоваться?
Тай пододвинул ему аппарат.
— Чувствуй себя как дома.
Хатч поднял трубку и быстро набрал номер.
— Мам? Это я. Ты идешь на работу? — Он послушал минуту. — Хорошо. Я переключу тебя на громкую связь, ладно?
Хатч нажал кнопку, и нежный голос наполнил комнату:
— ., сладенький, я не возражаю.
— Ты обещала не называть меня так, помнишь?
— Прости, сладень… Хатч, в чем дело? Ты где?
— Я в гостях у друга, и нам нужна помощь. Нам задали один научный проект и…
— У друга? — В голосе послышалось беспокойство. — А я его знаю? Это он или она?
— Он. Вы не встречались. Так о проекте…
— Как его зовут?
— Его зовут Тай Меррик, — нетерпеливо ответил Хатч. — Мам, сосредоточься. Это важно.
— Извини, ела… Хатч. Чем я могу помочь?
— Это научное исследование личности. Мне нужно задать тебе несколько вопросов.
— О… — Повисла пауза. — А кто будет знать, что я отвечала?
— Все будет конфиденциально, — шепнул Хатчу Тай.
— Это ты, Тай? Приятно познакомиться. У тебя такой взрослый голос.
— Ребята в моем классе намного старше меня, мама, — вступил Хатч. — Ты ведь знаешь. А Тай и вправду… большой.
— Ой, милый. Надеюсь, я не была грубой? Извини, Тай. Надеюсь, я тебя не обидела.
Голос в телефоне произнес его имя так нежно, что он не смог сдержать вздоха. Это словечко «Т-х-а-й» стояло у него в ушах. Произношение было не техасским, она, наверное, из Джорджии. Внезапно ему захотелось встретиться с этой двадцатидевятилетней шатенкой с глазами цвета асфальта и голосом, как серебро. Чтобы рассмотреть ее поближе и увидеть морщинки в уголках ее глаз, о которых так беспокоился Хатч. Так ли ее глазки влекут к себе, как и голосок?
Очевидно, он молчал слишком долго. Она заговорила снова.
— Я обидела тебя. Прости, Тай. Я не хотела.
— Вы меня не обидели. — Он специально говорил вполголоса, чтобы она продолжала думать, что он мальчик. — Просто я размышлял, откуда ваш акцент.
— Ой! — Голосок у нее был словно солнечный лучик, пробившийся сквозь тучи. — Я из старого орехового штата Джорджия.
— Орехового? — недоуменно переспросил он. Она засмеялась, и перед его глазами снова возникло ее улыбающееся лицо. Ему нестерпимо захотелось увидеть ее.
— Так у нас называют арахис.
— Мам, можно задать тебе несколько вопросов? спросил Хатч. — Ты не возражаешь?
— Совсем нет. Давай, мой сахарный.
— Ладно. Я тебя на минутку отключу, мы с Таем выберем вопрос.
— А вы не хотите выбрать его вместе со мной? рассмеялась она.
— Мы не можем. Результаты будут неверными. Смех у нее звучал так же нежно и ласково, как и голос.
— Мы не должны ее обманывать. Объясни ей все. Я подожду, — сказал Тай.
— Спасибо, мама. — Хатч торопливо нажал на кнопку отключения звука. — Мы ведь просто делаем ей подарок.
— Я не люблю дурачить людей. В следующий раз не смей вовлекать меня в свою ложь. Я этого не потерплю. Тебе все ясно?
— Да, сэр. Простите, — смущенно проговорил Хатч. Тай сурово глянул на него.
— Ладно. Закончим с этим. — Он передал через стол мальчику листок с перечнем различных характеров. — Мне нужно от чего-то отталкиваться, чтобы определить ее личностный тип. Прочти маме весь список, пусть она выберет подходящий для нее.
— Я сам бы мог сделать это, — нахмурился Хатч.
— Пусть лучше это она сделает. Хатч не стал спорить. Он нажал кнопку телефонного аппарата.
— Ты здесь, мам?
— Здесь.
— Я прочту тебе список разных характеров, а ты выберешь самый подходящий для себя. Поняла?
— Думаю, я справлюсь. — По иронии, с которой были произнесены эти слова, Тай понял, что она хорошо знала амбициозный характер сына. Когда мальчик окончил читать, она ответила:
— Вы можете определить меня как сентиментальную и чувствительную и склонную к беспорядку. — Таю показалось, что последние слова были сказаны специально для мальчика.
— Именно, к беспорядку, — подтвердил Хатч.
— Я считаю себя экстравертом. Я люблю работу, которая предполагает общение. Я уверена в себе. Я поступаю так, как считаю нужным, независимо от того, что думают другие. — Она сделала паузу. — Что еще добавить? Думаю, что меня можно посчитать авантюристкой, особенно учитывая то, что мы так часто переезжаем. И я совсем не склонна к романтике.
— Нет, как же, мама! А как же душистая пена для ванн и свечи? Это же романтично.
— Это, мой бедный маленький сынок, женственно, а не романтично. Я могу предаваться «девчоночьим радостям», как ты их называешь, и не мечтать о романтическом герое. Я получаю удовольствие, а не мечтаю о счастливом браке.
Тай искоса взглянул на Хатча. Очевидно, эта женщина сильно обожглась на своем первом браке. Скорее всего, она не заинтересуется услугами, предлагаемыми агентством «Золотая роза». Ну и повезло же ему. И Уилли тоже. Что они теперь скажут репортерам, если Кэссиди откажется сотрудничать?
— Напомни, чтобы я свернул тебе шею, когда мы закончим, — шепотом обратился он к мальчику.
Хатч густо покраснел, но продолжал говорить так, словно ничего не слышал:
— Продолжай, мама. Что еще?
— Ну… Я терпимая, практичная…
— Ну уж нет!
— Я знаю, что так, Хатч. — Теперь у нее в голосе прозвучало скрытое раздражение:
— Почему ты считаешь меня непрактичной?
— Если бы ты была практичной, тебя бы так часто не увольняли, — начал перечислять Хатч. — Ты бы не позволяла нашей квартирной хозяйке срезать твои розы, когда ей заблагорассудится. И ты бы засудила Лонни, когда он украл все наши деньги и удрал с Эйприл Май на твоем новом пикапе. Она совсем непрактичная, — обратился Хатч к Таю. По его тону было видно, что именно поэтому он и ищет ей пару.
— Мне бы очень не хотелось, чтобы твой папа так поступал, — тихо произнесла она. — Он подал тебе такой дурной пример. Теперь ты так плохо к нему относишься.
Эта грустная и простая фраза, произнесенная Кэссиди, пробила нарастающее раздражение Тая. В голосе звучало столько боли. Нужно прекратить представление, которое устроил тут этот малыш! И побыстрее, пока десятилетний умник не переиначит все, что говорит этот медовый голосок. Он нажал кнопку отключения звука:
— Дай ей решать самой, малыш! Не обсуждай результаты. Просто задавай вопрос и дай ей ответить, потом переходи к следующему. Понял?
— Да. Я понял. — Хатч проговорил с той же интонацией, что и его мать. — Но вы знайте… она расстраивается не из-за того, что Лонни ушел, а из-за того, что он сказал ей на прощание. Он ни разу не позвонил с тех пор. — Подбородок снова угрожающе выпятился. — Он столько раз заставлял маму плакать. Следующий ее муж должен быть не таким. Он должен только радовать се.
Тай поморщился, отгоняя ненужное сочувствие. Малыш просто желает своей маме счастья. Тот человек поступил с ней очень плохо.
— Послушай, малыш, — сказал он как можно мягче, — ты не сделаешь маму счастливой, выдав ее замуж. Счастье находится внутри человека, и человек делится им с окружающими. Иногда через брак. Иногда через дружбу.
Хатч скрестил ручонки на худосочной груди.
— Вы говорите так же, как моя мама.
— Может, тебе следует к ней прислушаться.
— Может, — тихо ответил мальчик. — А какой следующий вопрос?
— Дальше я буду спрашивать сам, если ты не против.
— Пожалуйста.
— Миссис Лониган?
— Да, я здесь, Тай. — Теперь она уже не растягивала слова.
— Следующие вопросы очень личные. Постарайтесь быть внимательной.
— Продолжай.
— Как вы любите проводить вечера? — спросил он, сам удивляясь нетерпению, с каким ждал ответа.
— Ну, это легко, — ответила Кэссиди. — Я люблю провести вечер в горячей ароматной пенной ванне, с ароматическими свечками, которые так ненавидит Хатч. Ну и с хорошей книжкой.
Тай прогнал возникший перед его глазами образ женщины с фотографии. Он представил тысячи жемчужных пузырьков, ласкающих ее белоснежную кожу, высоко заколотые темные волосы и маленькие кудряшки вокруг прелестного личика. Глубокие серые глаза с мерцающими в глубине неверными искорками влекли его к себе. Он видел, как пламя отражается в мыльных пузырьках, играет у нее на плечах, подчеркивая безупречность кожи. Нужно успеть стереть брызги пены с ее вздернутого носика, прежде чем…
— Это все ваши вопросы? — прервала его мысли Кэссиди.
Тай сжал в руке заявку…
— Извините. Еще несколько. Какие у вас сильные и слабые стороны?
— Ой, мальчики, это трудно. Я считаю себя очень работящей. — Тай подозревал, что так оно и есть. — Что до слабостей…
— Она слишком великодушна… — вступил в разговор Хатч.
— Это не слабость, мой сахарный. — Она сделала небольшую паузу и продолжала:
— Если быть совершенно честной, я, наверно, слишком гордая. Я хочу сама заботиться о себе и о Хатче, а потому не желаю больше ни на кого полагаться. Я собираюсь сама добиться всего, что мне нужно.
Тай обдумывал ее ответ. Кэссиди Лониган напоминала ему Уилли — сильная независимая женщина, полная страсти и энергии. Он улыбнулся. Странно, что она не из Техаса. Здесь ей самое место.
— Следующий вопрос. Как вы представляете себе идеальное свидание?
— Ну… Думаю, что должно быть много хорошей еды и чайные розы. — Ее смех вызвал в душе Тая странные чувства. Ему казалось, что он видит ее смеющееся, одухотворенное, задорное лицо. — Если меня хорошо накормят, я буду счастлива.
— Еще только один вопрос, — проговорил Тай. — Каковы ваши цели и стремления?
— Воспитать наилучшим образом сына, — со значением произнесла Кэссиди. — Скопить деньги на собственный домик. Небольшой участок с садиком, где я буду выращивать розы. Дом, где мы могли бы пустить корни, жить долго и счастливо. Без переездов.
Насчет долгой и счастливой жизни Тай понял хорошо. Его семья жила в Сан-Антонио уже в течение нескольких поколений. Унаследованный им земельный надел раньше принадлежал отцу, а до этого — деду и прадеду… Их род так давно врос в техасскую почву, что они сроднились с этим местом.
— Корни — это хорошо, — согласился он.
— Я рада, что ты тоже так считаешь, Тай, вот в чем моя цель. Иметь свой дом, розы и, что самое важное, свою семью. Кроме этого, мне ничего не нужно.
— Вы не хотите замуж? — переспросил он.
— Ну уж нет! Замуж я не хочу. Что за дурацкая идея? — Ее искренний возглас взорвал тишину комнаты. Некоторое время Тай сидел молча, стараясь взять себя в руки.
— Сам не знаю, — ответил он сквозь зубы. Помоги ему Боже. Он был готов прибить парнишку.
— Благодарю вас, миссис Лониган. Спасибо, что нашли время с нами поговорить.
— Рада была помочь. Хатч! Когда ты вернешься?
— К ужину, мама. — Хатч нервничал, но его мама, к счастью, этого не заметила.
— Позвони, если задержишься. Если ты захочешь пригласить к нам Тая, не стесняйся.
Связь прервалась. Тай через стол наклонился к мальчику.
— Так она не хочет выходить замуж? Ни за что не хочет? — тихо спросил он. Хатч только развел руками.
— Сейчас она вбила себе в голову, что хочет быть самостоятельной. Я с этим справлюсь. — У него в голосе зазвучала бравада. — Почему вы прервали беседу? Это ведь не все вопросы.
— Ты не хочешь признать, что все это бессмысленно?
— Не хочу, — хмыкнул Хатч.
— Последний ее ответ связал нам руки, с ней вес ясно.
— Нет! Я…
— Тогда отвечай сам, — прервал его Тай. — Сколько можно заниматься чепухой?
— И правда, ведь я здесь. — И прежде чем Тай успел что-либо произнести, Хатч спросил:
— Какой последний вопрос?
— К какого рода отношениям стремится твоя мама?
— Что вы имеете в виду?
— Что ей нужно от парня, с которым она будет встречаться?
— Ну, это совсем просто, — ухмыльнулся Хатч. — Правда, она сама еще этого не знает. Она хочет выйти замуж.
Операция «Муж»
Проводится Хатчем Лониганом.
Отчет.
Человек-гора был не слишком мил со мной. Сказал, что я что-то недоговариваю. Это правда. Но как же еще мне заиметь отца? Он обещал подобрать маме подходящего мужчину к завтрашнему дню, ко дню ее рождения. Я могу считать эксперимент начавшиеся. Компьютер подберет ей наилучшего. Может, больше ничего и не понадобится. Но я все еще буду держать школьный вариант наготове, в случае чего запущу план Б. Но, надеюсь, этого не понадобится. Мама — прежде всего. Если она сама не может о себе позаботиться, должен же это кто-нибудь сделать? И это буду я.

Глава 2
Действия и потребности
1. Привести маму в агентство «Золотая роза», не объясняя ей, куда она идет.
2. Пусть компьютер выполнит свое дело.
3. Проверить соответствие (убедиться, что тот парень не неудачник).
4. Убедить маму.
Кэссиди в четвертый раз перепроверила цифры. Увы, результат от этого не изменился — денег им не хватит. Что же делать?
Она снова взглянула на свои подсчеты. Так. Во-первых, заключительная выплата за компьютер Хатча. Это — обязательно. В компьютере его будущее.
Что дальше? Коммунальные услуги. Придется заплатить за электричество. Если его отключат, компьютер не будет работать. Потом — еда. Тут она сократила затраты. Может быть, Фреди разрешит ей забирать домой остатки из ресторана? Это поможет сэкономить несколько пенни.
— Мама, у тебя все в порядке?
— Все прекрасно, мой сладенький. Почему ты спросил? — Она изобразила радостную улыбку.
— Твои глаза опять не того цвета. — Хатч примостился рядом с ней на подлокотнике кресла.
— Какого цвета? — Она в замешательстве посмотрела на него.
— Как серединка у карандаша. — Он посмотрел на ее расчеты. — Тут что-то не так?
— Ничего. Все замечательно. — Он ей не поверил. Это недоверие удивляло ее. Хатч всегда замечал вещи, которые другие пропускали.
— Я знаю, когда что-то не так, — терпеливо объяснил он. — Когда тебе весело, твои глаза, как серебро. А когда ты грустишь, они как графит. Поэтому что-то не так.
— О, — призналась она, — а я и не знала. Улыбнись, приказала она себе. Подумай о чем-нибудь веселом. Она вспомнила, каким был Хатч сразу же после рождения. Даже тогда он был любопытным, потом это стало его основной чертой. Он так смотрел на нее своими голубенькими глазками, что она поняла, что сделает для него все, что угодно, пожертвует чем угодно. Он был ее единственной радостью за все долгие месяцы горечи и отчаяния. Все у нее шло наперекосяк, и только мысль о нем придавала ей силы.
— Как теперь? — улыбнулась Кэссиди.
— Вот! Теперь они снова серебряные.
— Наверно, все дело в освещении, — усмехнулась она.
— Наверно. Ты не забыла насчет завтрашнего дня? Тебе надо будет отпроситься на несколько часов с работы, я приготовил сюрприз на твой день рождения.
— Я не знаю, Хатч.
— Мама, ты же обещала! Пожалуйста.
— Хорошо, мой сладенький. Я поговорю с Фредди и с миссис Уолтере. — Она тяжело вздохнула. У них нет другого выхода. Они должны понять.
— Он хочет, чтобы у него был отец.
— Большинство мальчиков этого хотят, Тай. Что здесь плохого?
Тай выпрямился и посмотрел на свою бабушку. Она сидела в кресле-качалке — в нем ей было удобнее всего «размышлять».
— Я говорю не о Хатче. Я сомневаюсь, что Кэссиди согласна с ним. Судя по разговору с ней, с мужчинами она завязала. Вряд ли у нес был хоть один приличный. Ей может не понравиться, что мы действовали по заявке мальчика.
— У тебя сложилось такое впечатление по разговору с ней? Ты считаешь ее скандалисткой?
Тай нахмурился. По его мнению, Кэссиди Лониган была мягкой, сердечной женщиной, искренне преданной своему сыну. Она обрадовалась, что у ее сына есть друг. Этого друга тут же пригласила в гости.
— Она встретится с человеком, которого подберет для нее компьютер. Хотя ей это и не понравится, но она поступит так ради сына.
— Тогда в чем проблема?
— Есть проблема, Уилли. — Он хмурился, сам не понимая, почему так беспокоится об этой Лониган. На ранчо его ждала работа, которую за него никто не сделает, а он мечтает неизвестно о чем и помогает маленьким мальчикам. Но Уилли воспитывала его с детства. Он всем обязан ей. Такой долг никогда не выплатить. То, что он проверял ее бухгалтерию, было лишь малым выражением благодарности. — Нужно ли поддерживать детскую затею, зная, что его мать нисколько в этом не заинтересована?
— А вдруг она найдет мужчину своей мечты? предположила Уилли, покачиваясь в кресле. — Это ведь наша работа.
Он только вздохнул в ответ.
— Это Ванда одолжила тебе розовые очки? Терпеть не могу, когда ты так себя ведешь.
— Только потому, что Ванда так романтична?
— Ты прекрасно знаешь, что я не считаю это достоинством.
— Ты не хочешь признать, что и в нашей семье есть романтические предания. Тай, ты самый непробиваемый человек. Неужели ты полагаешь, что я стала бы тебе рассказывать о поцелуе, если бы сама в это не верила? Ты меня считаешь выжившей из ума старой дурой?
— Точно! — Он обнял бабушку за плечи. — Я считаю, что тебе самое место в сумасшедшем доме, — произнес он с весьма специфическим юмором.
Уилли раздраженно прищелкнула языком.
— Как ты мне надоел! Я же серьезно. Просто ты еще не поцеловал ту самую женщину, вот и не веришь в это чудо.
— Ты с пеленок кормила меня этой байкой, — заметил он. — Чего ты хотела добиться?
— Это вовсе не байка! Это правда для твоих родителей, для меня и твоего деда и еще раньше… Запомни мои слова: с тобой случится то же самое!
— Один поцелуй — и я все буду знать, — рассмеялся он.
— Если это настоящая любовь, — уточнила она. — Да, сэр, вы все поймете. И тебе потребуется для этого не больше времени, чем любому из нас.
— А я думал, мы обсуждаем сердечные проблемы Кэссиди Лониган. Почему мы вдруг перешли на меня? Журналисты все еще поблизости?
— Хатч сумеет се заинтересовать. Она оценит тот факт, что мы продали ему наши услуги всего за девять долларов.
Таю не понравился се тон.
— А она не посчитает это рекламным трюком? Мне бы хотелось быть с ней честным.
— Они собираются написать о нас заметку.
— То есть, — потрясенно вымолвил Тай, — эти репортеришки собираются следить за нашими клиентами?
— Вполне вероятно, — пожала плечами Уилли.
— А если ничего не выйдет? Если Кэссиди отвергнет предложенного кандидата?
— Зачем беспокоиться о том, чего еще не случилось?
Тай насторожился. Бабушка выглядела подозрительно довольной. Это предвещало беду.
— Почему бы не подумать об этом заранее? Ведь мы можем предложить им других кандидатов?
— Ты пессимист, Тай.
— Я — реалист. Кэссиди Лониган уже один раз вышла замуж очень неудачно. По словам мальчика, у нее было много других несложившихся романов. Она решила покончить с этим. Разве не достаточно причин для неудачи?
— Ты думаешь только головой, но дело-то касается ее сердца. Именно к сердцу мы обращаемся. Почему не дать агентству шанс, прежде чем заявлять, что дело не выгорит?
— Это можно было бы сделать, если бы у нас не было таких неудач последние месяцы. Неужели нельзя сделать вывод? Когда твои агенты перестанут знакомить людей, исходя из своих собственных фантазий? Ванда даже компьютер не освоила. — Он сделал паузу. — Как она его называет?
— Джордж.
— Так вот, она даже не пользуется этим Джорджем.
— Но у нее потрясающий процент попаданий. С этим ты не будешь спорить?
— Да, за исключением маленькой проблемки. «Золотая роза» имеет лицензию компьютеризованного агентства.
— Совершенно незначительная деталь, — сказала Уилли. — Суть в том, чтобы агентство правильно подбирало пары, которые заключали бы браки. Почему ты считаешь, что в этом случае ничего не выйдет?
Тай вспомнил голос Кэссиди. Такой голос ассоциировался у него с душной ночью, широкой постелью и любовью.
— Мне кажется, что леди испугается и откажется.
— Чтобы так не случилось, мы выберем ей кого-нибудь помягче.
— Осторожно, мама. Не снимай повязку.
— Ой, Хатч. Я готова. А что, повязка на глазах — это обязательно?
— Я же задумал сюрприз. Если ты будешь подглядывать, сюрприза не получится.
— Не буду подглядывать, — хихикнула Кэссиди. — Обещаю. Но тебе придется вести меня. Если я упаду и сломаю ногу, официантки из меня не выйдет. — Она запнулась, поскользнувшись. — Ой!
Хатч тут же поддержал ее.
— Не волнуйся, я не дам тебе упасть. Постой, я открою калитку.
— Здесь калитка?
Она не хотела испортить его сюрприз, но с тех пор как они вышли из автобуса за два квартала отсюда, она все время боялась обо что-нибудь споткнуться.
Поэтому она старалась приподнять повязку хоть на миллиметр, но сын затянул ее со свойственной ему аккуратностью.
— Не старайся, я ее хорошо затянул.
— Ах, мой сладенький, — вздохнула она, — не стоит надо мной смеяться. Где мы находимся?
— Это подарок на твой день рождения. Впереди несколько ступенек. Положи руку на перила. Так, другой обопрись на меня. Еще одна ступенька, и мы на крыльце.
Она вдруг страшно занервничала. Если бы она верила в свои экстрасснсорные способности, то посчитала бы, что получила некое предупреждение. Но она не доверяла таким глупым фантазиям. Давным-давно она уже получила хороший урок.
— Что это за дом?
— Не спрашивай. Постой здесь, пока я открою дверь.
— Мы войдем? — Ее возбуждение нарастало.
— Вот. Они уже знают, что мы пришли. — Он помог ей войти. — Постой здесь, рядом с цветочками, пока я позову мисс Уилли.
Кэссиди услышала, как позади нее хлопнула дверь, а потом знакомый рокочущий голос назвал Хатча по имени. Где она уже слышала эти интонации? Кто-то из клиентов? Учитель? Она сделала непроизвольный шаг вперед, и тут же чьи-то крепкие руки обхватили ее. Это был не Хатч. Она попыталась освободиться, и повязка, зацепившись за чью-то пуговицу, сползла. Она увидела, что ее сжимает в объятиях здоровенный детина.
Он был такой огромный, сильный и крепкий настоящий техасец. Она почти уткнулась носом в его мускулистую грудь. Кэссиди тут же отстранилась, но все же успела вдохнуть его свежий запах земли.
Он не был так красив, как отец Хатча. Но привлекательная внешность Лонни была лишь маской его подлой сущности. Лицо этого мужчины было выразительным, с крупными чертами. Сейчас перед ней стоял взрослый человек, тогда как Лонни всегда был мальчиком.
Она посмотрела на техасца. Такие проницательные зеленоватые глаза она видела впервые. Его внимательный взгляд, казалось, проникал до самых потаенных уголков. Он смотрит прямо в душу, вдруг подумала она.
Опасность! — просигналил ей внутренний голос. Она молниеносно отпрянула и с трудом удержалась на ногах.
1 2 3 4 5 6


А-П

П-Я